В отделении тот или иной проступок больного выносится на обсуждение общего собрания больных только после тщательного разбора с сотрудниками. В этих случаях общее обсуждение действительно превращается в мощный воспитательный и даже лечебный фактор. Особенно важное значение для лечения имеет то, что больному о враче говорят родители, как настраивают его на лечение.

Нужно уметь говорить с ребенком и подростком любого возраста на его языке, волноваться его проблемами, уметь предлагать решения, приемлемые в этом возрасте. Хорошо, если мы можем научиться этому на основании опыта воспитания собственных детей, значительно сложнее, если дети уже выросли и мы стали забывать, как говорили с ними и воспитывали в том или ином возрасте.

Следует помнить, что дети не похожи один на другого. Повседневная практика убеждает, как трудно врачу говорить и общаться с подростками, как легко ошибиться и как трудно исправлять допущенные ошибки.

Контакт с подростками налаживается медленно и откровенность приходит постепенно, зато привязанность стойка и постоянна и открывает большие возможности воздействия на подростка в нужном направлении. Особой тонкости от врача требует разговор, касающийся взаимоотношений подростка и родителей.

Дидактогении и ятрогении здесь возможны и опасны.

Мы постоянно слышим от родителей наших больных: «Я не могу больше, он совершенно не переносим».

Насколько же деликатнее больные дети по отношению к своим родителям. Насколько они терпеливее.

Как редко мы от них слышим, что мать или отец «невозможны» И ЧТО они с ними не могут жить. Хотя далеко не все родители так уж хороши, терпеливы и доброжелательны.

Еще большая осторожность требуется при разговоре, касающемся глубоких интимных переживаний больного. Их следует вести только тогда, когда сам подросток испытывает в них потребность.

На каждом шагу врача ожидает возможность ятрогенного воздействия на больного. Малополезны, даже вредны разговоры на сексуальные темы.

Половое воспитание требует большого такта и осторожности.

Комментарии запрещены.