Опыты самозаражения врачей в большинстве случаев заканчивались заболеванием и иногда смертью экспериментаторов. Поражает скромность этих подвижников науки.

И. И. Мечников умалчивал об опытах самозаражения холерой и возвратным тифом; Н. И. Латышев, описывая опыт самозаражения клещевым возвратным тифом, скрылся под инициалами Н. И. Л.; Г. Н. Минх скрыл в своей публикации, что не позволил себя лечить при экспериментальном возвратном тифе. С полным правом можно сказать, что в большинстве случаев на проведение этих опытов толкала не жажда славы и сенсаций, а благородное стремление к научной истине и общественной пользе.

Они являются прекрасным примером самоотверженного служения науке, подчинения личных интересов интересам большого общеполезного дела. Огромное научное значение представляют также опыты врачей по испытанию на себе вакцин.

Эти опыты, особенно в эпоху, когда техника приготовления вакцин была еще не отработана, представляли иногда немалый риск.

В наше время опыты авторов по первичному испытанию на себе созданных ими новых вакцин, еще не испробованных на человеке,- явление почти заурядное.

Несколько уклоняясь в сторону от излагаемого вопроса, не могу хотя бы вкратце не упомянуть, что не только при опытах самозаражения и первичного испытания новых вакцин, но и в своей повседневной деятельности ученые-медики и практические врачи, работающие по борьбе с инфекционными болезнями, постоянно подвергаются опасности заражения. Эпидемиолог, инфекционист, педиатр и другие специалисты выполняют свой врачебный долг, не считаясь с опасностью для своего здоровья.

К сожалению, нужно говорить не только о бескорыстных подвижниках науки, но и о фактах нарушения и даже грубого попрания элементарных этических норм, вплоть до экспериментов на людях без их согласия.

Эти действия по своему характеру, целям, сопряженной с ними опасности для исследуемого далеко не одинаковы. Очевидно, и этическая оценка их должна быть различной.

Комментарии запрещены.