Здесь уместно вспомнить и слова одного из основоположников французской физиологии — Клода Бернара (Bernard), который говорил, что мы должны доверять нашим наблюдениям только после их экспериментального подтверждения. Нетрудно заметить, что в этих словах выражен важнейший принцип научной методологии.

Значительный вклад в решение этой проблемы внесли и многочисленные исследования советских ученых, главным образом павловской школы, по экспериментальным неврозам. Однако расхождения по этому вопросу, как мы видим, не относятся к категории принципиальных.

Нельзя согласиться и с тем утверждением, что поляризация теоретических основ психосоматической медицины произошла от того, что Фрейд был клиницистом, а И. П. Павлов — физиологом, экспериментатором и что, таким образом, их концепции покоятся на разных фундаментах, порождающих расхождения и различия терминологического, методологического, фактического и идейно-теоретического характера.

Вряд ли такое противопоставление клинического мышления и клинических методов исследования физиологическому мышлению и физиологическим методам можно признать бесспорным и правильным, ибо физиология и медицина, понимаемые в глубоком смысле, как говорил И. П. Павлов, неотделимы.

Психосоматическая медицина должна быть построена на союзе физиологии и клиники, на глубоком проникновении физиологической мысли в клиническую практику и клинической мысли в теоретические концепции физиологии. Этому требованию, по моему глубокому убеждению, отвечает кортико-висцеральная теория, созданная на принципах общего учения И. П. Павлова по физиологии и патологии высшей нервной деятельности и дальнейшего развития этого учения в трудах К. М. Быкова (1942) по функциональным взаимоотношениям коры больших полушарий и внутренних органов.

Комментарии запрещены.

Рекомендации для больных
Лечение остеохондроза