Повышение активности и надежности врачебного вмешательства иногда порождает иллюзию, что принцип «не вреди» теряет или потерял свое значение. Однако реальные тенденции медицины свидетельствуют скорее об обратном. Чем глубже проникает врач в сущность фундаментальных процессов организма, тем тоньше становится грань, за которой может быть нанесен вред и тем существеннее он становится.

Возрастает степень риска и опасности врачебных ошибок не только для данного больного, но и, что особенно важно, для потомства.

Например, назначение сильнодействующих лекарств без достаточных показаний более опасно, чем применение простых симптоматических средств. Неточность движений хирурга при операциях на сердце, мозге, печени таит в себе больше опасности, чем при вскрытии панариция, фурункула и при других операциях.

Недостаточно строгое и дозированное применение некоторых сильнодействующих лекарств и физических методов может привести к тяжелым последствиям для дальнейшей жизни больного, родственников и даже потомков.

О тяжести последствий ошибок или небрежности не приходится говорить — это очевидно. Не случайно поэтому возрастает интерес широкой международной общественности к достижениям медицины и социально-этическим основам врачебной деятельности.

Достаточно указать на реакцию общественности по поводу пересадок сердца, на дискуссию по проблемам медицинской генетики, клинических экспериментов, психофармакологии и т. д. Чем глубже вмешивается врач в процессы жизнедеятельности больного, тем выше мера риска и тем меньше должен быть диапазон отклонений от апробированных научных рекомендаций.

Вместе с возможностями значительно возрастает моральная и юридическая ответственность врача за чрезмерную активность, не обоснованную наукой, и в одинаковой степени за пассивность, за неиспользование имеющихся возможностей в борьбе за жизнь человека.

Взаимоотношения врача и больного изменяются также в связи с технизацией и специализацией.

Комментарии запрещены.