Явно преступные эксперименты на человеке выходят за пределы деонтологических оценок. Это — область уголовного права.

Напомню многочисленные факты недопустимого экспериментирования над здоровыми и больными людьми и даже над детьми, описанные В. В. Вересаевым (заражение венерическими болезнями, сыпным тифом, малярией и т. д.). Еще более жуткими примерами могут служить опыты в лагерях смерти.

В материалах Нюрнбергского процесса даны описания этих преступных действий. В наше время эксперименты на людях проводятся за рубежом широко, но, как правило, на добровольцах.

В частности, производятся многочисленные опыты заражения инфекционными болезнями (в том числе такими опасными, как вирусный гепатит, брюшной тиф, дизентерия и т. д.) с согласия обследуемых субъектов.

Зарубежными учеными проводились при согласии родителей опыты заражения умственно отсталых детей.

Итак, опыты на умственно отсталых детях в некоторых зарубежных капиталистических странах не только широко производятся, но санкционируются официальными органами и одобряются редакцией крупного журнала. Бесспорно, что результаты таких опытов, поставленных широко, по всем правилам экспериментальной методики, представляют немалую научную ценность.

Но ведь эксперименты проводились не на кроликах, а на людях.

Заражение проводилось опасными инфекционными болезнями с большим риском для исследуемых лиц. Claud Bernard в своей замечательной книге, не потерявшей интерес и в наше время, «Введение к изучению опытной медицины» (1866) писал: «…никогда не производить над человеком опыта, который мог бы быть для него вредным в какой-нибудь степени, хотя результат мог бы чрезвычайно интересовать науку».

Так же бескомпромиссно решался этот вопрос и многими крупными отечественными учеными (В. А. Ма-нассеин, С. П. Боткин, Е. С. Гирголав, В. П. Осипов, В. А. Энгельгард и др.).

Комментарии запрещены.