Запрещается склонять донора к согласию психическим принуждением, обманом, соблазном или авторитетным внушением. При соблюдении этих условий врач имеет юридическое и моральное право делать пересадку, при которой повреждение тела донору будет относиться к разряду легких.

Мотивы согласия донора (сочувствие, гуманность, доброжелательность или единственная возможность решения материальных проблем), по мнению А. ф. Кони и В. В. Дмитриева, не должны интересовать врача Однако в таком случае не исключается возможность использования врача и его гуманной деятельности для реализации антигуманных целей, использования его как средства частных сделок, проведенных даже и без соблюдения перечисленных условий.

Приведенный вариант решения проблемы отражал в себе частный характер врачебной практики в дореволюционной России и индивидуалистические тенденции буржуазного права.

В социалистическом обществе мотивы пересадок тканей и органов вытекают из новых общественных отношений и основных принципов коммунистической нравственности. В. И. Ленин подчеркивал, что трудящиеся являются основной производительной силой общества, поэтому забота о сохранении здоровья народа должна стать одной из основных функций социалистического государства.

Врач в своей деятельности реализует эту государственную функцию, проводит в отношениях с больными и пациентами не только гуманные идеалы профессии, но и гуманизм социалистических отношений вообще.

Принципы коммунистической морали находят воплощение и в товарищеской заботе трудовых коллективов, в стремлении всеми силами помочь своему товарищу быстрее вернуться к труду, к полноценной общественной деятельности.

Однако самопожертвование как мотив донорства тканей и органов имеет пределы из моральных соображений. Ответственность за меру дозволенного в этом случае несет врач.

В каждом случае он обязан тщательно продумать технику самой операции, осознавая в то же время полноту ответственности за мотивы и последствия пересадки.

Комментарии запрещены.