Вряд ли следует бояться слова «эксперимент» в применении его к новым операциям и методам исследования, проводимым в клинике. Еще Н. Н. Петров писал, что «хирурги, приверженные к науке, …часто являются в своих операциях экспериментаторами…

и нужно поднимать свои операции до уровня научного эксперимента». Именно для систематического проведения научных клинических экспериментов был создан 40 лет тому назад Всесоюзный институт экспериментальной медицины, в состав которого вошли ведущие клиники по основным врачебным специальностям.

В этом замечательном учреждении, гордости советской медицины, ставшем в дальнейшем базой для организации АМН, клинический эксперимент являлся основной формой научного исследования больных, разработки новых операций, методов исследования и лечения.

Современные операции, проводимые на открытом сердце с искусственным кровообращением по поводу сложных, редко встречающихся врожденных аномалий, несомненно, также являются «клиническим экспериментом», однако следует раз и навсегда разграничить понятие клинического эксперимента и экспериментирования на больных. Эти понятия, а главное, действия, ими обозначаемые, имеют принципиально различную, прямо противоположную моральную оценку.

Следует также подчеркнуть, что при разработке новых операций на сердце по поводу редких форм врожденных пороков не всегда может быть выполнено формальное требование — ранее произвести аналогичную операцию на животном, у которого подобной аномалии не бывает и ее невозможно экспериментально воспроизвести. При разработке новых операций и методов исследования, связанных с оперативным вмешательством, необходимо соблюдать прежде всего интересы больного.

Комментарии запрещены.