Врач выступает, таким образом, центральной фигурой в системе специфических отношений донор — врач — реципиент, регулирует эти отношения с позиций коммунистической нравственности и социалистического законодательства. Своеобразие нравственных отношений в условиях пересадки нельзя понять без учета сопровождающей ее особой психологической ситуации. Наиболее ярко эта связь проявилась с началом переливания трупной крови.

Как подчеркивал один из пионеров этого метода С. С. Юдин, морально-этическое его обоснование было крайне необходимым.

С моральной точки зрения речь шла об использовании особого метода для сохранения жизни при кровопотерях.

Каждый больной, независимо от стадии болезни, с точки зрения этого метода не может рассматриваться даже как потенциальный «донор» и все меры должны быть направлены на сохранение жизни.

В случае неудачи, когда окончательно констатирована смерть, с моральной точки зрения возможно сохранить часть умершего как необходимое и незаменимое средство помощи другим больным. Психологическая сторона этого метода оказывала влияние на нравственную его оценку.

«…У неподготовленных лиц немедицинского звания, писал С. С. Юдин,- сама мысль о собирании крови из трупа и вливании ее живым людям производит впечатление не только отрицательное, но прямо шокирующее, заставляющее буквально содрогаться». Учитывая это обстоятельство, было предложено не афишировать метод и отнести его к разряду врачебной тайны.

Таким образом, некоторые психологические факторы становятся объектом этического осмысления и могут быть основой соответствующих морально-психологических рекомендаций.

Развитие трансплантации органов поставило более серьезные этические проблемы, одной из которых является вопрос о пределах пересадок.

Комментарии запрещены.